Вторник 24.10.2017 12:32

Категории раздела

О конкурсе [17]
Орг.комитет [19]
Судьи [81]
Авторы [353]
Произведения на конкурс [352]
Аналитика [1]
Статьи конференции [1]

Поиск

Наш баннер


Наш блог





Форма входа

Логин:
Пароль:

Конкурс

Главная » Материалы раздела » Последняя волна » Произведения на конкурс

Индивидуальный подход

Игорь Михайлов

Индивидуальный подход




В пошивочном ателье был обед. За раскройным столом сидели двое портных. Перед ними стояли чашки чая, ваза с печеньем и конфетами.
- В каждом заказе надо учитывать волю клиента,- произнёс Альберт Петрович.
Он осторожно поднёс блюдце ко рту и аккуратно втянул губами дымящийся напиток. Его небольшие усики в виде полоски над верхней губой остались сухими.
- Но если клиент не больно-то знает дело, то надо поступить по-своему, но так, чтобы он остался доволен,- не согласился Моисей Карлович.
Альберт Петрович поставил чай на стол, причмокнул губами и строго произнес:
- Ты хочешь навязать своё мнение клиенту.
- Я хочу помочь ему разобраться, и, если он останется доволен, значит, я прав.
- Знаю я твой подход,- ответил Альберт Петрович. Он начинал раздражаться.- Уже сорок лет шьёшь один и тот же фасон и грубо навязываешь клиентам своё мнение.
Моисей Карлович, поставил блюдце на стол, и решительно заявил:
- Я шью то, что подходит всем людям, а ты хватаешься за любое их требование, а потом вместе с заказчиком удивляетесь тому, что у вас получилось.
- У меня творческий процесс с каждой женщиной!
На слове «женщина» он сделал акцент, немного смягчился, поднял блюдце, и полоска его усов погрузилась в чай.
Моисей Карлович продолжал говорить:
- Мой подход в том, чтобы дать человеку модель, которую я выполню лучше любой другой, и чтобы она подходила для него.
Альберт Петрович отстранил блюдце от лица и ответил:
- В каждом человеке есть творческое начало, и я развиваю его.
- Мы не педагоги, чтобы развивать. Материя в ателье первична, и я не стану губить её ради практики творчества.
- Ах, какие мы экономные материалисты,- благодушно ответил визави.- Ваш подход очень пригодится, чтобы обшивать солдат. Да что там индивидуальных солдат – можно целую роту.
- А ваша рота даже через месяц пойдёт на парад голой,- ответил Моисей Карлович, артистично жестикулируя, он продолжил,- бретельки, розочки, бантики – куда пришить: слева или сзади? Ах, вы хотите на лоб.- Он шлёпнул себя ладошкой по голове.- Замечательный вкус.
- Клоун. На тебя, Карлыч, обидеться невозможно за твой индивидуальный подходец, но план давать можешь. Говорю тебе, как старший портной.
Он многозначительно поднял вверх указательный палец.
Этот бесконечный спор о преимуществах своих психологических методах работы старые друзья вели ежедневно, и, как ни странно, такой разговор всегда начинался как будто в первый раз. Каждый из них с новым энтузиазмом отстаивал свою точку зрения.
Они любили свою работу: им нравилось по новой ткани проводить мелком белые линии, острые ножницы точно отсекали всё ненужное, разрезали полотно на куски разной конфигурации, из хаоса обрезков получалась вещь. Работа сделалась их увлечением. Они были счастливы, потому что делали своё дело.
Скрип двери в ателье сопровождал появление клиентов. Они чинно садились вдоль стенки и ждали конца обеда. Они были разными и отличались манерой держаться, осанкой, взглядом, но их объединяло одно – это были женщины. Беглый взгляд по их независимым лицам мог дать каждой из них небольшую приставку «бывшая». Бывшие работники умственного труда: секретари, актрисы, экскурсоводы сохранили чувство собственного достоинства, которое заключалось в умении хорошо выглядеть. В манерах сквозили порядочность, скромность и педантизм. В их жизни была любовь, но они остались одиноки и так горды, чтобы не идти в профсоюзный дом культуры на вечер кому за пятьдесят пять, где на одного ветхого ловеласа приходилось десять крепких дам. Хотя их томило такое положение, но они давно не плакали по ночам и не кусали уголок подушки, как это случалось в молодые годы. В ателье они пришли не потому, что обносились и решили справить обнову, а потому что привыкли быть в центре внимания, а значит должно выглядеть пристойно.
Обед кончился, но приёмщица не спешила садиться за свой столик и оформлять заказы. Клиенты скучали, но не разговаривали между собой. Они терпеливо ждали «своего мастера». Никто из них не проявлял беспокойства. Сегодня принимал заказы именно тот портной, которого им когда-то рекомендовали, как внимательного и практичного.
Приёмщица выглянула из-за занавески в зал. Крошка булки прилипла к верхней губе женщины. Она снова скрылась. За кулисами ателье глухо раздался женский голос:
- Моисей Карлыч, вас ждут клиенты.
При первых словах дамы напряглись и замерли. Их взоры устремились на шторку, закрывающую проход. В воздухе витал дух премьеры. Было такое впечатление, что конферансье объявил первый номер: «А сейчас выступает народный портной, лауреат нескольких премий – Моисей Карлович». На концерте дамы непременно встретили бы заявление овацией, но это был не театр, а занавес закрывал не подмостки сцены.
Как подобает мастеру со стажем, Моисей Карлович вышел после небольшой паузы. Портной был ровесник дам. Его лицо не выражало эмоций. Через плечо была перекинута жёлтая портновская лента. Из нагрудного кармана кремовой рубашки торчали блокнот и карандаш.
- Здравствуйте!- сказал портной, ни на ком не останавливая взгляд.
Ему ответил нестройный дамский хор. Кто-то произнёс приветствие одними губами, кто-то кивнул головой, шаркнул ногами. Дама-экскурсовод произнесла первый слог, вдруг испугалась своего громкого голоса, и остаток фразы прошептала. Дамы чувствовали себя как ученицы перед экзаменами и робели, словно первый раз в жизни пришли в школу с большим букетом цветов к своей первой учительнице.
Моисей Карлович включил свет в примерочной кабинке, раздвинул занавески и, глядя в окно, произнёс коротко и отчётливо:
- Прошу!
Его широкий жест руки был направлен в сторону примерочной. На это приглашение откликнулась женщина экскурсовод. У неё на коленях лежал полиэтиленовый мешок. Она уверенно встала и подошла к кабинке.
- Прошу, мадам!- он вторично пригласил даму войти и задёрнул шторку.
С этой минуты для клиентов снаружи наступило таинство.
- Дама желает заказать осеннее пальто. У вас свой материал?- учтиво просил портной.
- Нет,- коротко ответила женщина и хотела что-то добавить, но замешкалась.
Портной продолжал:
- Какого цвета мадам желает иметь пальто?
- Голубого,- тихо ответила женщина.
«Вот ещё новость?- подумал портной.- У нас материал только серый и неизвестно, когда завоз нового».
Он приблизил свое лицо к лицу заказчицы ближе, чем позволяет первое знакомство, и произнёс фразу более тихо:
- Мадам, к вашим серым глазам вполне подошёл бы серый цвет. Разрешите, я замерю вашу талию.
Он обернул метр вокруг талии и записал что-то в своём блокноте.
- Мне кажется, вам, госпожа, вполне подошёл бы классический стиль.
При обращении «госпожа» у женщины из головы совершенно вылетела модель, которую она хотела заказать.
- Поднимите слегка руки. Вот так, достаточно,- портной продел жёлтую ленту за спиной клиентки и измерил объём груди.
Женщина затаила дыхание, а потом задышала чаще.
- Строгий стиль покроя придаст вам больше элегантности,- продолжал говорить портной, не забывая записывать что-то в свой блокнот.- А серый цвет смягчит эту строгость. Сделает походку воздушной. К тому же, к серому цвету легко подобрать шляпку, и на обуви можно сэкономить. Кстати,- портной поднял брови, и его глаза приняли форму двух круглых монет,- какую длину пальто желает мадам?
Он нагнулся и зачем-то измерил расстояние от пола до колена женщины, прикоснувшись двумя пальцами к коленной чашечке.
- О!- лёгкий выдох вырвался из уст Моисея Карловича.- У вас красивые колени, но думаю, будет лучше, если мы сделаем длину ниже колен на пять дюймов.
Он посмотрел снизу вверх на заказчицу, глаза их встретились. Женщина зарделась. Она хотела спросить: «Пять дюймов - это сколько?»- но промолчала. Давно ей не говорили столько комплементов за такое короткое время.
- Нет,- продолжал портной,- такую красоту нельзя скрывать. Только полтора дюйма ниже колен, только полтора.
Она согласилась со всеми деталями, которые предложил портной, и даже забыла о своём полиэтиленовом мешке на стуле.
- Через месяц зайдёте на примерку, раньше никак нельзя, много работы,- он протянул квитанцию.
Дама взяла листок бумаги.
Портной открыл шторку, и его лицо сделалось бесстрастным. Женщина вышла.
- Ваш мешочек, мадам,- портной указал рукой на стул.
- О, чуть не забыла,- дама всплеснула руками.- У меня есть мех. Вы не мог ли бы посмотреть его?
Она хотела пройти в кабинку, но портной подошёл к столу для упаковки готовых изделий.
Терпеливые посетители с интересом смотрели на пакет. В гостиной установилась тишина. Женщина очень волновалась. Она разворачивала пакет, ей казалось, что шуршанием она наводит невероятный шум в ателье, как в театре, где все притихли во время главного монолога. В пакете лежал свёрток. Из газетной бумаги на полированный стол выпал мех. Запахло нафталином.
Портной взглянул на шкурку и плотно сжал губы. Он осторожно поднял шкурку неизвестного зверька над столом и потряс её, распушив, покрутил в воздухе, желая убедиться в игре света на ворсинках, но свет не хотел играть. Положил на вытянутую руку шкурку и провёл по ней другой рукой, приглядываясь к подъёму ворса. Затем поднес её к своему лицу и понюхал. Шкурка безнадёжно устарела. Мельком взглянул на женщину, которая наливалась пунцовой краской, и, вероятно, ненавидела себя в эту минуту за то, что на всеобщее обозрение достала жалкий лоскут меха.
Моисей Карлович бесстрастно промолвил:
- А, что! Должно что-нибудь получиться.
Женщина, всё это время стоявшая в напряжении, с облегчением вздохнула, и, заталкивая обёрточную бумагу в пакет, часто повторяла:
- Спасибо вам, спасибо вам!
- Оформляйте заказ,- сказал Моисей Карлович,- а мех принесёте в следующий раз на примерку.- Портной сделал паузу и добавил,- да, кстати, к сожалению, у нас нет специалистов по дорогим и тонким мехам. Ни как не мог определить – это лиса, норка или сборная белка?
Дама развела руками:
- Я не знаю, бабушки нет, а мама забыла.
- Мех не подходит к фасону пальто.
Заказчица затолкала шкурку не установленной породы в мешок и направилась к кассе. Опытный портной понял, что видит шкурку в последний раз. Он медленно развернулся, и его седой затылок скрылся за кулисами ателье.
Там Альберт Петрович раскладывал лекала на ткани. Он посмотрел на вошедшего коллегу и спросил:
- Ну, что? В вашей роте прибыло?
- Нет,- ответил Моисей Карлович,- просто человек сохранил лицо.
Он положил листок с записями в свой стол и снова вышел к клиентам.

1994
Новая редакция 2012 , Санкт-Петербург









Нравится



Общий список авторов и произведений можно посмотреть здесь

Задать вопрос автору можно здесь

"Последняя волна" форум





Категория: Произведения на конкурс | Добавил: LastWave (10.12.2012)
Просмотров: 1429 | Теги: проза, конкурс, Произведения, Рассказы

Облако тегов

Опрос

Считаете ли Вы, что у русского народа, титульной, образующей нации, должна быть единая культура?
Всего ответов: 340

Друзья сайта


Сайт по-читателей



НГУР


ЛИА Альбион
издательство Альбион



РНБ



Сайт о культуре


        Яндекс.Метрика