Вторник 24.10.2017 12:25

Категории раздела

О конкурсе [17]
Орг.комитет [19]
Судьи [81]
Авторы [353]
Произведения на конкурс [352]
Аналитика [1]
Статьи конференции [1]

Поиск

Наш баннер


Наш блог





Форма входа

Логин:
Пароль:

Конкурс

Главная » Материалы раздела » Последняя волна » Произведения на конкурс

Чокнутый профессор

Максимчук Виктория Николаевна

Чокнутый профессор




«Последний человек на Земле сидел в комнате. И тут в дверь постучали…»
Фредерик Брауни


Это моя любимая лаборатория. Ух, обожаю свою работу! Каждое утро я перехожу из корпуса «Б», где живу, в корпус «А», где я работаю. В одной руке у меня неизменно большая чашка кофе, а в другой свеженькая сводка новостей из мира науки. Но сегодня особенный день! Я бодр как никогда и еще более безумен, чем обычно. А вот и первая дверь. Я достаю свой электронный ключ, активирую нажатием кнопки «Открыть дверь сектора А1», вхожу в зал. Здесь пахнет реактивами и бутербродами одновременно. Все кропотливо суетятся над лабораторными столиками. Вливают, выливают, переливают. Здорово!
- Привет, Шигель! – кричу я своему помощнику, - прекрасное утро, чтобы спасать мир от глобального потепления, бытовой химии и использованных детских подгузников.
- Ха-ха! Шеф, вы как всегда правы! У меня есть масса новых идей по всем трем катастрофам.
- Рассмотрим твою массу в моем кабинете.
Прохожу во второй зал. Здесь все такие сосредоточенные. Не здороваюсь, просто киваю головой. В отдельных комнатках за стеклянными стенами ребята работают с вирусами. Малейшее неловкое движение и все, уик-энд отменяется.
Поворачиваю по коридору направо. Вот! Вот он! Мой уютный кабинет. Много времени я здесь не провожу, но каждое утро начинается именно с него. Здесь я заканчиваю допивать ароматный кофе, дочитываю сводку новостей. Я, конечно, поскромничал. У меня не просто лаборатория. Я возглавляю целый научный институт. И мы очень засекреченные. Можно сказать спецагенты.
Одеваю свой любимый беленький халат с именным бейджеком на груди, и отправляюсь в самый главный зал проектирования. Здесь уже много лет все светлые головы со всех уголков Земли трудятся над созданием Большого андронного коллайдера. И сегодня день запуска моего самого главного проекта в жизни.
- Здравствуй, Зорев! Ну, докладывай.
- Профессор, доброе утро. У нас все подготовлено, ждем ваших указаний. Прибыли новые мониторы, их уже установили. Все комплектующие проверили. Все работники получили подробные инструкции. Видеосвязь между всеми залами лаборатории налажена.
- Молодец, Зорев. Знаешь, сколько я ждал этого момента, - я похлопал его по плечу, - очень долго, очень.
На голубом экране нахожу кнопку «Видеосвязь сектор А1», нажимаю.
- Шигель, прием! Проверка связи.
- Да, шеф, слушаю!
- С чем у тебя бутерброды?
- С индейкой, лично мною модифицированной. Особый вкус с ароматом укропчика.
- Надеюсь, она не издает никаких звуков. Прошлый твой бутерброд кудахтал!
- Нет, шеф. Этот бутерброд аппетитно молчит.
- Ну, хорошо. Доктор Шигель, наводите порядок на местах. Выдавайте инструкции, будем готовить запуск проекта «БАК».
- Так точно, шеф!
- Зорев, вы прекрасно поработали. Связь отличная. Через пятнадцать минут начинаем.
Я шел по коридору очень быстро. Мой незастегнутый халат разлетался, словно я супергерой, который спасает планету. Конечно, я спешил. Нужно было успеть купить самый вкусный пончик в нашей столовой. Гениальное изобретение отечественной кулинарии, которое посыпано сверху сахарной пудрой. А как же! Моему мозгу нужна энергия, впереди такое испытание для нервной системы!
На обратном пути встречаю доктора Лианцу и его ассистента.
- Профессор, вы уже слышали о моем проекте?! – сходу начал рассказывать Лианцу о своем научном открытии, - жизнь на Марсе скоро будет возможна благодаря моим бактериям, которые производят воду.
- Да, да, я ознакомлен с этим гениальным открытием. Поздравляю, Лианцу! С тебя путевка на Марс.
- Спасибо, но мы только на полпути. Основная работа, конечно, проделана, но нужен проект расселения бактерий на планете Марс. Может, посмотрите, как лучше нам это сделать, чтобы затраты были оправданы высокими результатами?
- Конечно, посмотрю. Завтра до обеда решим этот вопрос.
Возвращаюсь в зал проектирования.
- Вы готовы? Начнем! Следите за мониторами, чтобы все показатели были в норме.
- Да, шеф! Ты сегодня такой грозный, – отозвался Шигель.
- Я хочу, чтобы сегодня все получилось, а не как с твоими съедобными нанокристаллами, умник.
- Ну, подумаешь, взорвались. Зато это было очень эффектно.
- Шигель, они взорвались на моей тарелке! Спасибо, что не у меня во рту.
- Профессор, вам нужно на это посмотреть, - позвал меня Зорев.
- Шигель, прошу тебя, не своди глаз с мониторов.
- Так точно, шеф! И все равно мои нанокристалльчики самые лучшие.
- Ну, что тут у вас?
- Смотрите, профессор, эти показатели в норме, но вот показатели массы постоянно меняются.
- Так, возможно сбой в самих передатчиках. Ничего, будем запускать.
- Но, возможно стоит выяснить причину?
- Причина – ваша неуверенность, Зорев. Вспомните историю с лазером. Вы бы еще полжизни ставили опыты: сможет он разрезать титановый куб или не сможет.
- Тогда был риск взрыва. Я хотел все досконально изучить…
- Ровным счетом, как и сейчас! Риск есть всегда. Зорев, для этого мы и протираем здесь штаны, чтобы риск был минимальным. Показатели скорости для нас важнее. Поэтому отслеживайте их. Приступаем к запуску!
Я даю обратный отсчет. Частицы начинают свой «забег». Скорость постепенно увеличивается. Пока все в норме. До столкновения остаются считанные секунды. Мысленно я провожу отсчет: «Три, два, один…». Раздался оглушительный хлопок. Неведомая сила отбросила меня назад. Стало темно.
- Ммм… Как же болит голова! – я держусь за свой затылок рукой.
Осматриваюсь. Видно, я отключился, когда ударился головой об стену. Меня вбросило в помещение, где Зорев проводил опыты над оптическим квантовым генератором.
- Зорев! – позвал я неуверенно помощника.
Понятно, что ничего не понятно. Нужно выбираться в зал проектирования, наверное, меня просто никто не слышит. Так и делаю, но зал оказывается пуст. Словно время остановилось. Все на своих местах: столы, стулья, аппаратура, сам БАК, но никого из людей.
- Шигель! Зорев! Кто-нибудь! Куда все подевались?!
В огромном недоумении, оглядываясь по сторонам, я бреду по залу. Мониторы мигают. Где-то слышится легкое шипение видеосвязи. А это, что такое? На полу меня привлекло что-то знакомое. Наклоняюсь.
- Брюки? Рубашка? От куда все это? Халат… Бейджик с именем. Не может быть! Доктор Зорев! – я терялся в догадках.
Так, так, так. Я начинаю быстро перемещаться по залу. Так и есть! В моих руках уже несколько пар брюк и рубашек, а еще с десяток именных бейджиков.
- Что же произошло? – сам у себя спрашиваю.
Нужно воссоздать хронологию событий. Начинаю запускать на компьютере программу восстановления данных. Программа выдает ошибку. Через секунду программа дала новый результат: «Расщепление на молекулы завершено успешно». Я не могу поверить своим глазам! Я срываюсь с места. Бегу к телефону. Набираю скорую – никто не отвечает, милицию – тоже нет ответа, городскую аптеку – лишь одни гудки. Нет, этого не может быть! Опять бегу, но уже в сектор А1, где есть лабораторные мыши. Точнее, где они были, потому что ни в одной клетке и ни в одном аквариуме мышей уже не было. И морских свинок, и крыс тоже не было. Стало понятно, что с помощью взрыва мы запустили какой-то процесс, который все живые организмы заставил распасться на молекулы. Похоже, что пострадали только именно живые организмы. Ничто материальное даже не было сдвинуто с места. Первая ударная волна, которая отбросила меня назад, была неизвестного происхождения и подействовала тоже исключительно на все живое.
- Но почему я остался? – сам себе опять задаю вопрос.
Вспоминаю. Я очнулся в камере, где Зорев проводил свои испытания над оптическим квантовым генератором. Она была специально рассчитана для работы с лазером на полной мощности, но сама была небольшого размера. Стены содержали специально разработанный Зоревым компонент, что делал их сверхкрепкими. «Возможно, именно этот компонент не позволил второй волне проникнуть в камеру, - рассуждал я, - и рассыпать меня на молекулы, словно порванные бусы».
Осталось выяснить радиус действия взрыва. Было понятно, что город, который находится в пяти километрах от нашего Института, был подвергнут действию волн. Телефоны всех служб первого реагирования молчали. Но как далеко распространилась волна, разрушающая все живое?
Возвращаюсь в зал проектирования. Загружаю видеосвязь с Институтом Космонавтики, который находится на противоположном континенте. Жду. Попытка связаться с абонентом прерывается входящим сообщением: «Через 30 секунд система будет заблокирована, программа входит в режим “автомат”». Эта программа разработана лично мною. На определенном пульте управления есть кнопка, которую нужно активировать каждые 15 минут. Для этого есть даже специальный оператор. Если через каждые 15 минут кнопку не активировать, программа переходит в режим “автомат”, блокирует всю систему, чтобы обеспечить безопасность секретных данных. Я разработал эту программу для непредвиденных случаев, например, когда пульт остается без управления оператором, или в случае атаки на бузу данных каких-либо хакерских программ. Но это уже не важно. Понятно одно, что на противоположном континенте нажать на кнопку активации просто некому.
Сижу и нервно перебираю пальцами по столу. Похоже, что разрушительные волны обошли всю нашу планету. Ни одного живого существа на ней не осталось.
- Как же я так просчитался? Мне нужно, что-нибудь придумать. Нужно все досконально изучить. Возможно, еще один взрыв даст обратный эффект и все вернется на свои места?! – пытаюсь сам себя подбодрить.
Распечатываю все данные проекта от самого запуска и до выдачи последнего сообщения. Поминутная хронология даст мне возможность проследить и выявить ошибку. Отправляюсь в свой кабинет. Нужно все хорошенько обдумать. В кабинете плюхаюсь в кресло, разворачиваю распечатки и начинаю изучать содержимое.
Так, так. Подключение. Угу, понятно. Запуск. Все в норме. Масса немного меняется. Это невозможно, но созданные условия, дают частичкам возможность, то тяжелеть, то становиться легче. А это что такое?! Резкий скачок в параметрах скорости сделал весь процесс абсолютно бесконтрольным. Столкновение дало частицам новую возможность взаимодействовать со всем живым, но это взаимодействие разрушало на молекулярном уровне. Ну и ну. Что же я наделал! Процесс абсолютно необратимый…
Я истощенный от всего происходящего, отклоняюсь на спинку кресла. В голове вертится одна только мысль: «Я последний человек на Земле». Медленно, перебирая ногами по полу, поворачиваю кресло по кругу и останавливаю напротив стены. Белая, лишь несколько грамот и дипломов на ней. «Кому они теперь нужны? – спрашиваю я себя». И в этот самый миг ощущения мурашек в животе и легкого отчаяния, в дверь за моей спиной постучали… Я замер вполоборота.
Дверь открылась.
- Здравствуйте, больной! Пора принимать лекарство. Открывайте ротик, кушаем таблеточку. Что-то вы сегодня подозрительно тихий. Ну, да ладно. Я приду через часик, пойдем, погуляем. Нынче выдалась отменная погода.
Дверь закрылась.
Это моя любимая лаборатория. Ух, обожаю свою работу! Каждое утро я …









Нравится



Общий список авторов и произведений можно посмотреть здесь

Задать вопрос автору можно здесь

"Последняя волна" форум





Категория: Произведения на конкурс | Добавил: LastWave (16.12.2012)
Просмотров: 800 | Теги: проза, конкурс, Произведения, Рассказы

Облако тегов

Опрос

Считаете ли Вы, что у русского народа, титульной, образующей нации, должна быть единая культура?
Всего ответов: 340

Друзья сайта


Сайт по-читателей



НГУР


ЛИА Альбион
издательство Альбион



РНБ



Сайт о культуре


        Яндекс.Метрика