Пятница 24.11.2017 23:04

Категории раздела

О конкурсе [17]
Орг.комитет [19]
Судьи [81]
Авторы [353]
Произведения на конкурс [352]
Аналитика [1]
Статьи конференции [1]

Поиск

Наш баннер


Наш блог





Форма входа

Логин:
Пароль:

Конкурс

Главная » Материалы раздела » Последняя волна » Произведения на конкурс

Алые паруса

Паранский Аркадий

Алые паруса




Она сидела на разбитом стуле у обочины дороги и читала книгу. Рядом стояло ведро с грушами. Груши были маленькие, некрасивые и на вид совершенно несъедобные. Она выносила ведро с грушами сюда каждое утро и каждое утро садилась рядом и раскрывала книгу. Вечером она закрывала книгу, забирала ведро и уходила в свой небольшой, чуть покосившийся дом. Стул так и оставался стоять. Она его никогда не уносила, понимая, что он никому не нужен. Трудно было сказать, сколько ей лет. Может быть 30, а может быть 50. Сходу и не определишь. Одета она была неряшливо и производила впечатление человека, переставшего уделять внимание своему внешнему виду. На ней был непонятного цвета старый свитер, а сверху, хоть погода стояла тёплая, видавшая виды застёгнутая на все пуговицы дублёнка. На дорогу и потенциальных покупателей она не смотрела. Подъедут — хорошо, купят — ещё лучше, нет — и не надо. Она была поглощена книгой.

Вот уже две недели я жил в деревне и две недели регулярно проезжал на своём старом «Прогрессе» мимо неё, направляясь то к реке на рыбалку, то на станцию в магазин, то просто - прокатиться. За всё время она в отличие от других продавцов, сидящих неподалёку и торгующих овощами со своих участков, ни разу не посмотрела на меня и не предложила, как другие, купить её товар. В качестве покупателя я ей, казалось, был неинтересен.
Однажды, возвращаясь с реки, я к ней подъехал.
- Почём ваши груши? - спросил я.
- Капитан Грэй? - услышал я в ответ и обомлел. Очевидно, моё лицо озадачило продавщицу, и она поняла, что не то сказала.
- Ой, извините меня. Зачиталась я тут совсем, - смутилась она и торопливо встала, положив книгу на стул.
Я взглянул на обложку. Там был изображён корабль под парусами, врезающийся в морскую волну, а чуть ниже краснела надпись «Алые паруса» и имя автора — Александр Грин.
- Вы спросили, почём груши? За тридцатник отдам.
- За тридцатник? - «тридцатник» и «капитан Грэй» никак не укладывались в моей голове.
- Ну да, а чего вы удивляетесь? Они, хоть и падалки, но сладкие. Не смотрите, что на вид некрасивые.
- В Москве за такую цену аргентинские во какие продаются, - я показал какие, - и вкусные необыкновенно.
- Так ведь там — химия одна, а у меня — с червяками. Стало быть — чистые, никакой химии.
С подобной логикой спорить было трудно, поэтому я не стал торговаться и попросил, чтобы Ассоль, как я тут же про себя назвал эту женщину, набрала мне из ведра пару килограммов. Она, торопясь и что-то объясняя про груши — какие они замечательные, взвесила безменом содержимое рваного пакета и пытливо посмотрела на меня.
- Ну вот, как раз два кило.
- Если не понравятся, верну, - пошутил я и отсчитал шестьдесят рублей.
По тому, как она брала и тщательно пересчитывала сначала бумажные деньги, а потом металлическую мелочь, я понял, что эти шестьдесят рублей для неё много значат. Как минимум три буханки хлеба.
- А как вас зовут? - спросил я и представился сам, - всё ж- таки соседи.
- Аня, а попросту — Нюра.

Нюре было тридцать пять лет. Когда-то она жила тут с родителями и бабушкой — маминой мамой. Родители умерли рано, и они остались жить вдвоём. Нюра тогда ещё ходила в школу и была прилежной ученицей. Ей легко давались почти все предметы, но больше всего она любила литературу. Она и сама пробовала писать стихи. Любимыми её поэтами были Есенин и Блок, а из писателей — Грин. Часами, не отрываясь, она могла читать про Зурбаган, про Лисс и «Бегущую по волнам», про удивительную судьбу бродяги Ива и, конечно, про девочку Ассоль и мужественного капитана Грэя.
Часто она мечтала, что появится такой капитан Грэй и увезёт её в далёкую страну с красивыми и добрыми людьми, и проживут они вместе долго и счастливо и умрут в один день...
Но капитан Грэй не появился, а появилась местная соседская «братва»...
Потом закончилась школа и надо было как-то зарабатывать. Нюра устроилась в местный магазин на станции. Работа не трудная, да и при продуктах всегда. Так прошло несколько лет.
Когда умерла бабушка, Нюра осталась совсем одна. Замуж она не вышла, детей не родила. Она жила в своём уже покосившемся доме и продолжала работать в магазине. То ли за честность и неумение обвешивать покупателей, то ли ещё за что из магазина её уволили. Другой работы в деревне не было, и она как многие деревенские стала жить с участка. Что-то продаст, что-то себе оставит. Так и перебивалась. Летом она торговала выращенными в огороде огурцами и помидорами, а ближе к осени сливой, яблоками и грушей. Вечерами она включала старенький телевизор и смотрела сериалы сначала про красивую заграничную жизнь, а позднее уже про нашу, не такую, правда, красивую, зато полную убийств, измен и различного рода «интриг»: c женщинами, похожими на проституток, и спортивного вида мужчинами, смахивающими на бандитов. Когда надоедал весь этот, как она говорила, «балаган», она доставала старые книги, своего любимого Грина и погружалась в ту удивительную жизнь, которая была где-то там далеко, да и была ли...

Приехав домой я оставил пакет с грушами в сенях, помылся под тёплой водой летнего душа и принялся готовить ужин. Уже пред сном я вспомнил про покупку. Из-за стоящей жары груши надо было убрать в холодильник. Я взял пакет и стал их выкладывать в пластмассовый судок.
К моему удивлению все они оказались гнилыми.
- Ай да Ассоль, - усмехнулся я, - и ты тоже хорош, не мог сразу проверить. Купился на капитана Грэя.
Озадаченный я смотрел на содержимое пакета и думал, что скажу завтра Нюре. Но злости к этой странного вида продавщице не было. Была жалость и ещё какое-то непонятное чувство. Пожалуй, тоска и грусть.
- Не буду ей ничего говорить. Что есть, то есть.
Я выбросил груши и пошёл спать.

Следующим вечером я как обычно возвращался на велосипеде с реки. Ещё издали я заметил Нюру и подъехал. Волнуясь и путая слова, она начала лихорадочно объяснять:
- Вы понимаете, что-то вчера со мной случилось. Бес попутал. Груш подобрала гнилых - не углядела. Их и насыпала, бабка старая. Я вам сегодня хороших специально нарвала, даром, за вчерашнее, - Нюра показала на стоящий рядом новый, очевидно недавно купленный, раза в два больше вчерашнего, яркий пакет, полный спелых груш, - специально вас жду, знаю, что вечером с реки возвращаться будете. Заприметила. Я давно вас заприметила. Знаете, как назвала? - Капитан Грэй. Вон, говорю себе, капитан Грэй поехал.
Я поднял с земли пакет, в котором было килограммов пять, не меньше, и посмотрел на тридцатипятилетнюю «старую бабку». Какой-то ком встал в горле. Оказывается, она не просто читала.
- Спасибо, этих груш мне надолго хватит. Буду есть и вас вспоминать, - с трудом выдавил я, а потом, немного помолчав, добавил, - Ассоль...
Лицо Нюры просветлело:
- Заметили... Моя любимая. С детства... Когда эти груши кончатся, приезжайте, я вам ещё дам, они некрасивые, но вкусные.
- И без химии, потому и с червяками.
- Потому и с червяками, - улыбнулась Нюра и помахала рукой, - приезжайте, капитан Грэй.
Я помахал в ответ, сел на велосипед и на прощание оглянулся.
Одной рукой Нюра продолжала махать, а другую положила на голову и медленно проводила ей по рано начавшим седеть волосам. Рядом стоял стул. На стуле одиноко лежала книга. На обложке был изображён врезающийся в волну красивый парусник, а под ним надпись - «Алые паруса».








Нравится



Общий список авторов и произведений можно посмотреть здесь

Задать вопрос автору можно здесь

"Последняя волна" форум





Категория: Произведения на конкурс | Добавил: LastWave (14.03.2013)
Просмотров: 810 | Теги: проза, конкурс, Произведения, Рассказы

Облако тегов

Опрос

Считаете ли Вы, что у русского народа, титульной, образующей нации, должна быть единая культура?
Всего ответов: 341

Друзья сайта


Сайт по-читателей



НГУР


ЛИА Альбион
издательство Альбион



РНБ



Сайт о культуре


        Яндекс.Метрика